Команда
Контакти
Про нас

    Головна сторінка


місто Кузбасу





Скачати 44.87 Kb.
Дата конвертації28.11.2018
Розмір44.87 Kb.
Типреферат

Новокузнецьк в роки Великої Вітчизняної війни.

зміст:

1. Бронєвой щит Батьківщини.

2. Сибірський Металургійний Інститут у роки війни.

3. Центр евакуйованих підприємств.

4. Шахта- теж фронт.

5. В фонд оборони.

6. Військові госпіталі міста.

7. Сібірякі- цими словами сказано все.

Люди, що знаходилися в тилу, в Новокузнецьку стояли в одному строю з доблесними солдатами. Вони варили сталь, зігрівали воїнів теплом своїх сердець в скрутну годину. Люди тилу були незримими учасниками важких поразок і великих перемог і штурму Берліна. Разом з Уралом Кузбас став головним арсеналом країни. Він давав армії і народу сталь для танків, снаряди для гармат, вугілля для електростанцій і залізниць. Величезний внесок у справу Перемоги внесли новокузнечане своїм трудовим і ратним подвигом. Недарма наше місто було нагороджено двома орденами: Трудового Червоного Прапора і Жовтневої Революції. Кілька книг написано про трудовий подвиг ковальських металургів, шахтарів та будівельників. Війна стала важким випробуванням для всього народного господарства. З честю витримали це випробування трудівники нашого міста. Разом з досвідченими робітниками героїчно працювала молодь. На площі Перемог, біля будівлі заводоуправління КМК, на п'єдестал піднято танк Т-34. Це символ того, що військові успіхи наших Збройних Сил невіддільні від перемоги союзної економіки над економікою фашистської Німеччини.

Вдумайтеся! За роки війни тил дав фронту 102,8 тисячі танків і самохідних артилерійських установок, 112,1 тисячі літаків, 220 мільйонів снарядів. З кузнецької броні було виготовлено 50 тисяч танків, 45 тисяч літаків, 100 мільйонів снарядів - майже половина всієї військової продукції країни. Тому на прапорі КМК - муарові стрічки: ордени Леніна, ордена Трудового Червоного Прапора, ордена Кутузова 1 ступеня, орденом Жовтневої Революції. Перші три ордени - за зразкове виконання завдань Державного Комітету Оборони в роки Великої Вітчизняної війни. Кожен - за видатні заслуги металургів у найважчі роки. Як нам не пишатися, якщо комбінат в роки війни на тих же виробничих площах збільшив виробництво металу на одну чверть, якщо кузнецькі металурги були кращими в країні 167 раз, якщо в знак видатних заслуг перед Батьківщиною і народом чотири прапора Державного Комітету Оборони залишені на вічне зберігання в цехах комбінату: доменному, першому мартенівському, среднесортном, ТЕЦ! За роки війни для потреб оборони металурги Кузнецького комбінату освоїли 70 нових марок сталі, провели 1973 швидкісних плавки. Вони дали Батьківщині понад план 270 тисяч тонн чавуну, 180 тисяч тонн прокату.

Як створювати КУЗНЕЦЬКИЙ броньовий ЩИТ.

У Новокузнецьку на 22 червня 1941 року намічалося велике торжество - відкриття Водної станції, парку культури і відпочинку. Для городян ця подія була важливим, і тому на березі Кондоми зібралося безліч людей. І раптом радіо повідомило: війна. Металурги, будівельники, шахтарі - всі попрямували на свої підприємства. На нинішній площі Перемог, біля Палацу металургів, в цехах КМК відбулися велелюдні мітинги. На другий день після віроломного нападу гітлерівських полчищ і їх союзників на нашу країну на комбінат подзвонив нарком чорної металургії СРСР Іван Федорович Тевосян і сказав: - Терміново організуйте виробництво броні для танків! Завдання особливе, фронтове. Нарком не наказував, просив.

Директор комбінату, депутат Верховної Ради СРСР Роман Васильович Бєлан, досвідчений інженер-металург, керував усією роботою по перебудові КМК на військовий лад. Разом з ним були заводські інженери, вчені ЗМІ. Інженери Олександр Сахаров і Григорій Гурський, майстри Петро Нікітін і Юрій Широков, сталевари Олександр Чалка і Михайло Привалов разом з працівниками центральної заводської лабораторії і вченими Сибірського металургійного інституту розробили нову технологію виплавки легованої сталі в великовантажних мартенівських печах. Працювали над цією проблемою вдень і вночі. У цеху в спеціальному приміщенні поставили диван. Втомився - йди засни і - знову за роботу. На виробництво якісної сталі і прокату для танків, літаків та іншої зброї був повністю переведений весь Кузнецький металургійний комбінат. Складність полягала в тому, що виробництво легованих сталей було розвинене переважно в південних і центральних районах країни, які через вимушеного відступу радянських військ перебували під тимчасовою окупацією німців. Східна металургія виробляла, головним чином, пересічні і якісні вуглецеві марки стали. Виникла необхідність терміново створити нову базу з виробництва легованого металу на Сході. На Кузнецькому комбінаті були тільки великовантажні печі з основною подини. Броньовий сталь досі виплавлялася тільки в печах з малою садком і кислої подини. Виплавка броньовий стали в кислому мартенівської печі вимагала виключно чистою шихти по фосфору і сірки. Ковальські чавуни з-за високого вмісту цих домішок були непридатні для переділу в кислому печі. Тому сталь виплавляли дуплекс-процесом: спочатку в основний печі готували напівфабрикат, чистий по сірці і фосфору, потім розплав переливали в піч з кислою подини і в ній завершували плавку. Ковальські металурги розробили і освоїли технологію виплавки броньового металу в 185-тонних мартенівських печах. Всього за 35 днів був введений новий термічний цех, обладнаний сучасною технікою. Ковальські металурги зробили справжню революцію в технології. У третій декаді липня 1941 року настав рішучий момент ... На майданчику першого мартена, в якому йде незвичайна плавка, несуть вахту майстер Петро Нікітін і сталевар Олександр Чалка. Плавка готова. З лабораторії прийшла відповідь: «Є аналіз потрапили». За жолобах стікає в ківш перша броньовий Кузнецька сталь. У Москву летить телеграма: «Завдання виконано. Ковальські металурги освоїли виробництво легованої сталі ». З тих пір не два відсотки, а третину всієї кузнецької стали йшла на броню. Але броньовий сталь - це ще не броня. Її потрібно прокатати в лист. Лістостан для цієї мети не був пристосований. І знову пошук. Пошук такої ж виснажливий, який вимагав всіх сил. Експериментували цілодобово. І броньовий лист пішов. Потім вже, коли потік броні зріс, народився новий зухвалий задум - використовувати для прокату броні рельсостан. І це завдання було вирішено. Була освоєна не тільки броньовий сталь, але і бронебійних, перед якою не міг встояти жоден фашистський танк. Кожен другий танк був з кузнецької стали. У 1943 році, завдяки самовідданій праці сибірських і уральських металургів, було ліквідовано перевагу фашистів у техніці. Сталевару А. Я. Чалкова була присуджена Державна премія за досягнення високих показників при виплавці високоякісних сталей. У заяві на ім'я Верховного Головнокомандувача Чалка писав: «Прошу з належної мені премії перерахувати в спеціальний фонд Верховного Головного Командування 20 тис. Рублів і озброєння передати моїм землякам - бійцям Н-ської дивізії. Нехай наші сибіряки ще міцніше і безпощадно громлять і знищують фашистських мерзотників ».Автомати, виготовлені на ці кошти, були вручені сибірякам-фронтовикам. Незабаром знатний сталевар отримав від них листа. «Дорогий Олександр Якович, - писали вони, - ... ми отримали чудові автомати ППШ з написом:« Сибиряку від Чалкова ». Ці автомати ми вручили кращим воїнам нашої частини, гвардійцям, який довів на ділі свою відданість Батьківщині ... Бажаємо Вам нових успіхів у Вашій відповідальній роботі на оборону країни. Плавьте більше прекрасної сталі, необхідної для виробництва гармат, снарядів, танків, бойових кораблів, Вашим смертоносним металом ми будемо громити і знищувати гітлерівське шалений звірину ». Наказом командування дивізії А. Я. Чалкова було присвоєно звання «Почесний гвардієць». 12 жовтня 1943 року на комбінат прибув представник Сибірської Гвардійської стрілецької дивізії сержант Маркушина і від імені гвардійців-сибіряків вручив знатного сталевару гвардійський значок. Широке поширення в цехах комбінату отримали «особові рахунки», що відображали трудові подвиги робітників за кожен день, яскравий і сильний заклик:

«Щоб грім гармат розметав

Орду фашистських гадів -

Дамо надплановий метал

Для гармат і снарядів ».

( «Правда», 16 травня 1942 г.) - був в кожному цеху, майже у кожного робочого місця. Виключне враження справляв портрет В. І. Леніна 12-метрової висоти, встановлений біля входу на територію заводу. Ленін, зображений говорить з трибуни, закликав: «Раз справа дійшла до війни, вся внутрішня життя країни повинна бути підпорядкована війні ...». Бувало й так, що доводилося працювати по дві зміни поспіль. «Втома з ніг валить, - згадує Анфіса Олексіївна, - ледве добредеш до мийки, помиєшся. А через 8 годин підйом і знову на посаду ... Але ми не скаржилися: так треба було ». У перший же рік війни на комбінат прийшло п'ять тисяч хлопчиків і дівчаток. Рано подорослішали, вони виявилися гідними своїх батьків, братів, билися на фронті з ворогом. На стані «750» вночі вийшла з ладу одна з нагрівальних печей. Порушився робочий ритм, стан лихоманило. Потрібно було до ранку підготувати табору до ремонту. Чекати, коли повністю охолоне піч, довго. Як тільки температура впала до 200 градусів, в черево печі увійшли Маша Домбак і Аня Егунова. Всю ніч працювали дівчата в пекельному пеклі, але вогнетривку кладку розібрали. Фронту потрібен був метал. І це розуміли всі. І все, не шкодуючи себе, не думаючи про втому, робили все можливе для того, щоб виплавити металу побільше. Незабутні трудовий героїзм і винахідливість, кмітливість, патріотизм фронтових бригад, які роблять чудеса в усіх цехах і на гірничих підприємствах КМК. У слабо обладнаних, погано опалюваних приміщеннях юні, худенькі хлопчики й дівчатка тримали рівняння на передові ділянки основного виробництва. Працювали нарівні з дорослими підлітки: доменщики, сталевари, прокатники, гірники. Вони виконували по дві і більше норми, а окремі робітники і по три, чотири норми. Погано одягнені, напівголодні хлопці та дівчата збирали ще й металобрухт для мартенів, готували і відправляли на фронт теплі речі, сухий пайок зі своїх мізерних норм по картках, допомагали збирати врожай. У комітеті комсомолу заводу завжди було багатолюдно: то засідання, наради, то інструктаж з виконання чергового завдання, то організація бригад з надання допомоги сім'ям військовослужбовців. Нерідко прямо на вулиці, біля дверей комітету комсомолу, збиралися сотні юнаків та дівчат, щоб з піснями, жартами, а в зимові вечори і з запаленими смолоскипами йти розвантажувати вагони. Ні один важливий захід на заводі не обходилося без активної участі комсомольців. Вони працювали на найвідповідальніших ділянках. Багато з хлопців і дівчат наполегливо опановували складними металургійними професіями, стали знатними людьми. Хвалені фашистські «Пантери», »« Тигри »та іншу трофейну техніку шматували молоді копровікі, а сталевари варили з цього металобрухту найміцніший ковальську броню. Прокатники і залізничники відправляли готові вироби фронтовикам разом з подарунками для воїнів. Відзначилися трудовим героїзмом і дуже багато молодих ремонтники. Наприклад, електрослюсар Михайло Ромашко, готуючи складні вузли до електродвигунів блюмінга, придумував такі пристосування до свого верстата, що зумів виконати термінові завдання на 2000 відсотків! Потім він ще удосконалив верстат і дав 6250 відсотків від норми! «Ударник - фронтовий привіт!», - писали в газеті, де красувався портрет М. Рбмашко. Подібних випадків і людей було багато. За 2, 3, 4 норми виконували сотні молодих ударників. Молоді прокатники успішно боролися за збільшення продуктивності станів. На стані «500» за зміну зазвичай здійснювали прокат 500 тонн металу. Колектив молодіжної зміни В. І. Артамонова вирішив прокатати 750 тонн. 10 травня 1942 року «Правда» писала: «Начальник зміни Артамонов чітко проінструктував всіх робочих ... Робота йшла напружено і рівно. Кожен робочий прагнув допомогти другу, намагався швидше і краще виконувати свою операцію. Всю зміну бригада провела в обстановці активного змагання. Коли зміна закінчилася і був зроблений підрахунок, то виявилося, що бригада прокатали 750 тонн ». Сортопрокатний і електросталеплавильний цехи було перебазовано на КМК в перші місяці грізної воєнної доби в складі заводу «Дніпроспецсталь». Кузнечане в рекордно короткий термін їх не тільки відновили, але і багато модернізували, освоїли незнайому технологію. І забезпечували потреби фронту наростаючим з кожним днем ​​потоком високоякісного металу. Ці цехи були повністю укомплектовані комсомольсько-молодіжними бригадами, на чолі з Анатолієм Жолбіним. Жолбін прийшов в цех маленьким, боязким учнем ОЗУ, коли завод «Дніпроспецсталь» перебазувався в Новокузнецьк і ще тільки набирав темп на новому місці. Так само, як і молодіжний сортопрокатний, де в числі багатьох молодиків був теж «фезеушнік», пізніше Герой Соціалістичної Праці, Василь Романович Зник. Молоді кузнечане, отримуючи загартування від старших, швидко освоїли складну, незнайому технологію отримання високоякісного металу для потреб фронту. Радянська Армія оснащувалася грізною броньовий технікою і здобувала одну перемогу за іншою, розгромивши сильного, підступного ворога під Москвою, на Волзі, на Орловсько-Курській дузі, на інших плацдармах і покінчила з фашистською Німеччиною в Берліні. Війна була важким випробуванням для ковальських металургів. Сили фронту і тилу злилися воєдино. Кузнецький броньовий щит допоміг захистити Батьківщину від великого лиха. Про трудові подвиги ковальських металургів широко відомо. Але мало хто знає про роль Сибірського металургійного інституту в роки війни. В архівних документах військових років дається, що з перших днів війни науково-технічні кадри ЗМІ в цілому активно допомагають КМК та оборонних заводів. Інститут широко розгорнув експертно-консультативну допомогу заводам. Досвідчена плавка і прокатка першого злитка броньовий стали була проведена на КМК під керівництвом професора ЗМІ Ю. В. Грдіна. На досвіді цієї плавки і використання інструкцій Іжорського заводу були створені перші інструкцій по прокатці, сповільненого охолодження, зачистки і термообробці танкової броні. Інженери КМК і вчені ЗМІ виконували ряд інших робіт, пов'язаних з освоєнням нових виробництв КМК. Так, доценти Е. X. Шамовскій і Н. І. Куніцин сконструювали і впровадили особливий високопродуктивний газовий різак, що дозволяє проводити різання товстих сляб танкової броні. Кафедра ливарного виробництва спільно з кафедрою термообробки і металознавства розробили технології лиття 76-мм снарядів. Ця важка і оригінальна робота була виконана в короткі терміни. Крім цього, була розроблена технологія виготовлення 80 мм / хв, були проведені досвідчені виливки снарядів з ковкого чавуну, отриманого в мартенівської печі інституту. Ці перші проби дали блискучий результат ... Інститут перейшов до вирішення проблем, що виникають перед цехами КМК та інших заводів. У зв'язку з військовою обстановкою конкретною відповіддю інтелігенції Сибіру на заклик підпорядкувати все життя країни потребам фронту стало створення комітетів вчених - бойових штабів мобілізації науки на якнайшвидший розгром ворога. У глибокому тилу - Кузнецькому басейні, в Новокузнецьку в перші місяці війни виник, за прикладом інших великих наукових і промислових центрів, Комітет вчених з мобілізації місцевих науково-технічних сил на допомогу фронту. Комітет вчених міста Новокузнецька був створений в лютому 1942 року. Головою комітету був обраний заслужений діяч науки і техніки, доктор технічних наук професор П. Н. Рубін (ЗМІ). До складу комітету були обрані: головний інженер КМК Вайсберг Л. В., професор, доктор технічних наук Ю. В. Грдіна (ЗМІ), начальник технічного відділу КМК Г. В. Казарновський, професор, доктор технічних наук В. П. Лінчевський і інші. Завдання, отримане в перші ж дні війни Кузнецьким металургійним комбінатом з виробництва бронелиста, зажадало негайного вирішення питань виплавки легованої сталі в мартенівських печах великої ємності, прокатки і термічної обробки цього металу. Науковці кафедр металургії стали, обробки металів тиском, металознавства і термічної обробки і металургійних печей включилися безпосередньо в роботу по вирішенню у вкрай стислі терміни всіх цих питань. Серйозну роботу проводило по заданіюоьоронних заводів бюро технічних експертиз, яке очолював доцент А.А. Говоров. Технічна допомога велася з багатьох напрямків. Але головною була перевірка якості металу, сплавів, якості продукції, що випускається. З перших днів війни вчені інституту включилися у справу допомоги фронту. Особливо великі в цьому заслуги професора Ю.В. Грдіна, доцентів Є.Я. Зарвіна, І.С. Назарова та наукового колективу ЗМІ. В цілому вони сприяли виконання урядового завдання - терміново організрвать виплавку броньового металу. КМК був зовсім не пристосований для випуску броньового листа. Терміново переоборудовалм блюмінг, але цього було недостатньо. Нарком черной металлургии отдал распоряжение демонтаже шести термических печей на Ижорском заводе и отправке их оборудования на Кузнецкий комбинат. На КМК выпускалось 30 процентов всей броневой стали страны и 50 процентов броневого листа. Каждый день комбинат отправлял эшелоны с броневым металлом- для будущих танков. В начале 1942 года работники института и завода (доценты Е. Я. Зарвин, В. П. Дембовецкий, Н. Н. Круглов, инженеры Б. Н. Жеребин и Е. К. Вяткин) приступили к выполнению исследования и 3 мая 1942 года одна из доменных печей КМК была переведена на выплавку маломарганцевистого чугуна. Первые же опыты показали, что снижение марганца в чугуне позволяет значительно увеличить производительность доменных печей, уменьшить себестоимость чугуна и, при мартеновском переделе последнего, получить сталь требуемого качества. В марте 1943 года КМК впервые полностью внедрил результаты этого исследования, переведя доменный цех на выплавку, а мартеновские цехи — на передел маломарганцевистого чугуна. В итоге только за март 1943 года доменным цехом КМК было получено 6800 тонн добавочного чугуна и сэкономлено 3800 тонн кокса, 4400 тонн известняка и 11000 тонн марганцевистой руды. Качество полученной стали ни по одному из показателей не ухудшилось. Более того, после внедрения маломарганцевистого чугуна уменьшилось содержание в готовой стали водорода и неметаллических включений, улучшились показания ударных испытаний поперечных образцов и увеличился выход первых сортов. В истории СМИ заметна роль профессора И. С. Назарова. Заведующий кафедрой металлургических печей Иван Савельевич начал преподавательскую работу в 1930 году. Во время войны профессор И. С. Назаров принимал активное участие в работах, связанных с переводом КМК на оборонные заказы, в выборе печей для отжига бронелиста в термическом цехе КМК. В результате его исследований увеличилось производство огнеупорных материалов для доменных печей, что было для КМК жизненно необходимо. І.С. Назаров был награжден орденами «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени. Помощь института промышленности в годы войны не ограничилась Кузнецким металлургическим комбинатом, а распространялась и на другие предприятия Кузбасса и Западной Сибири. Для Гурьевского металлургического завода научными работниками института была проведена исследовательская работа, результаты которой позволили улучшить качество выплавляемого металла и усовершенствовать разливку стали (кафедра металлургии стали). В Новокузнецке научные сотрудники института (кафедра литейного производства) выполнили работу по внедрению кокильного литья боеприпасов на ряде предприятий Кузбасса. С целью обеспечения Томской железной дороги запасными деталями и мелкими строительными профилями было начато строительство Беловских сталепрокатных мастерских. Шефом этого строительства был СМИ. В годы войны институт продолжал развиваться. Студенты совмещали учебу и работу. В начале войны из Москвы в Новокузнецк был эвакуирован Московский институт стали, который временно влился в СМИ. В связи с тем, что общежитие студентов СМИ временно было передано под госпиталь, для размещения своих студентов построили два барака. Студенты жили в тесноте, а с прибытием студентов Московского института стали положение ухудшилось. Пришлось устанавливать кровати в два этажа. Но, как говорят, в тесноте, да не в обиде. Наши студенты радушно приняли в свою семью москвичей и делились с ними всем, что имели сами. Подавляющее большинство научных сотрудников и служащих института вселили в свои квартиры прибывших к нам из Москвы научных работников и служащих. Те, кто имели трехкомнатные квартиры, переходили в одну комнату. Остальные отдавали приезжим, делясь с ними мебелью, посудой и всем необходимым. Война наглядно показала советских людей с лучшей стороны, их душевность, радушие, сплоченность, трудолюбие, могучую силу, а где надо — суровость. В июне 1941 года часть преподавателей ушла в ряды Советской Армии. Оставшиеся в институте проявили большую организованность и с удвоенной энергией выполняли несравнимо более обширные задачи, чем в довоенный период. Обучение и выпуск инженеров не только не прекращался, но даже увеличился за счет дополнительного зимнего набора 1943 года и обучения студентов, эвакуированных из Московского института стали. Трудностей было немало. Не хватало учебников и бумаги. Конспекты писали на газетах и книгах. Срок обучения был сокращен до трех с половиной лет, занятия проводились по новым учебным программам и планам. Здание института было передано сначала госпиталю, а позднее — одному из оборонных заводов, эвакуированному с запада. Но институт не перестал существовать. Он разместился в трех зданиях: в деревянном бараке, в части здания ремесленного училища и в здании музыкальной школы. Аудитории были малы. Годами налаженные лаборатории пришли в упадок. Студенты были вынуждены ежедневно кочевать из здания в здание. Но отстающих не было. Высокая сознательность, дисциплина определяли облик института тех лет. 1943—1944 учебный год явился переломным моментом в работе института. В 1944 году были возвращены учебные здания и общежития института, увеличен в 3 раза контингент студентов, на 50 процентов преподавательский состав, несмотря на все трудности выполнен учебный план. Студенты работали на опытных установках, участвовали во многих субботниках на КМК, алюминиевом заводе, рыли котлованы под цехи алюминиевого и ферросплавного заводов, помогали расчищать территорию КМК от снега, трудились на рабочих местах вальцовщиков и прокатчиков, а главное, продолжали старательно и упорно учиться. В холод, плохо одетые, ночами и в воскресные дни студенты трудились на шахтах, подменяя кадровых рабочих, помогали в рекордно короткие сроки получать так необходимый промышленности страны броневой металл. Большую помощь студенты и сотрудники СМИ оказывали труженикам сельского хозяйства. Бывший секретарь комитета ВЛКСМ, профессор кафедры политической экономии Кемеровского университета Д. Яшин вспоминает, как после уборки картофеля в одном из совхозов комсомольцы проходили поле и придирчиво проверяли качество уборки. «Ни одного оставленного клубня в поле» — такой был лозунг.

Нашествие фашистской Германии на нашу страну, оккупация или угроза оккупации западных районов Советского Союза поставили с особой остротой проблему эвакуации из прифронтовой полосы промышленных предприятий. Одним из центров размещения эвакуированных предприятий стал Новокузнецк. Его географическое положение на юге Западной Сибири, в глубоком тылу, железнодорожный выход — в двух точках на Великую Сибирскую дорогу, мощный экономический потенциал — все это предопределило движение сюда эшелонов, эвакуированных заводов и формирование здесь новых отраслей тяжелой индустрии. Новокузнецк становился крупнейшим промышленным центром Сибири. Здесь за годы третьей довоенной пятилетки должно было быть построено 40 крупных предприятий, в том числе 2-й металлургический, алюминиевый, ферросплавный заводы, завод металлоконструкций и др. Строительство алюминиевого и ферросплавного заводов начато одновременно в 1940 году (в августе). Перестройка промышленности, выполнение военных заказов осложнялись массовой мобилизацией в армию и эвакуацией в город промышленных предприятий, поток которых непрерывно возрастал в течение всего 1941 года. К концу года количество эвакуированных предприятий в Новокузнецк достигло 55. В числе наиболее крупных заводов, вывезенных из западных районов в Новокузнецк, были: завод металлоконструкций из Днепропетровска, «Днепроспецсталь» из Запорожья, цементные заводы из Днепродзержинска и Орджоникидзе, Славянский механический и многие другие. Кроме того в нашем городе нашли приют пять школ ФЗО, 4 ремесленных училища, Московский институт стали, проектные институты, госпитали и ряд других организаций. Программа промышленного строительства в течение всего военного времени поражает своим огромным масштабом и кажется на первый взгляд парадоксом на общем фоне свертывания капитального строительства в военные годы. Наиболее бурный рост промышленного строительства относится к 1942 году. Так, из 500 млн. руб., вложенных в промышленность города в 1940—1944 гг., более 85 процентов (325 млн. руб.) освоено в 1942 году. Именно в годы Отечественной войны произошло окончательное слияние старой и новой частей города, несмотря на то, что голубая гладь реки и обширная пойма по-прежнему разрезала город на две неравные части, но это был единый промышленный и экономический район. Во время войны почти не велось капитальное гражданское строительство. Все, что возводилось в этом плане, представляло собой временные упрощенные сооружения. К сотням довоенных бараков прибавилось свыше 300 каркасно-засыпных бараков военного образца, которые строились около заводов. Таким образом снималась проблема транспорта, а проблема загазованности во время войны не ставилась, приходилось мириться с этим злом. К концу войны Новокузнецк стал крупным и быстрорастущим промышленным и энергетическим центром с широким диапазоном промышленного производства. Его продукция — черный металл, кокс, продукты коксохимии, алюминий, ферросплавы, металлоконструкции, цемент, уголь, различные машины и механизмы, электроэнергия, стройматериалы и многое другое. Чрезвычайное значение для обороны страны приобрели эвакуированные в Новокузнецк ферросплавный и алюминиевый заводы. В связи с тем, что в августе 1941 года эвакуировались на Урал алюминиевые заводы с Украины и из Тихвина, производство алюминия в стране сократилось до критической точки. Возникла угроза остановки авиационных и моторостроительных заводов. Перед строителями Новокузнецкого алюминиевого завода с начала войны была поставлена серьезная задача — выдать первый металл не позднее, чем через год. Таким было решение Совнаркома СССР, записанное в народнохозяйственном плане на четвертый квартал 1941 года. В связи с этим в проект строительства нужно было внести изменения, соответствующие новым условиям — условиям войны. Часть оборудования пришлось заменить другим, эвакуированным с Украины. На преобразовательной подстанции предусматривалась установка мотор-генераторов из Запорожья. На первой очереди ТЭЦ — оборудования одной из Ленинградских электростанций. Строительство велось ускоренными темпами. Завод был в то время важнейшим оборонным объектом. В то же время стройка испытывала постоянный недостаток в строительных материалах. Не хватало кирпича, цемента, металла. К строительной площадке не были подведены железнодорожные пути, не было сносных автодорог. Тогда же закладывались первые бараки для жилья. Л. А. Бугарев, первый директор завода, на чьи плечи легли заботы предпускового и пускового периодов, вспоминал: «Трудную задачу по сооружению нового предприятия и его пуску нельзя было решить без хорошо налаженной массовой работы. Велик был энтузиазм строителей». К концу 1942 года были полностью готовы пусковой цех № 2, преобразовательная и фидерная подстанции, центральные бытовые помещения, где разместились: управление, лаборатория, механические мастерские. А в пристройке соединительного коридора — разливочное отделение. Успешное выполнение программы строительства позволило уже в декабре 1942 года приступить к пуску первых мощностей. Это было сложным делом. В то время в электролизных корпусах не было и подобия механизации. Все работы по обслуживанию ванн выполнялись вручную, с помощью кувалды и лома. Первые электролизеры пускали так называемым сухим способом. Плавку фтористых солей для пускового электролита вели в ваннах. Вся эта работа требовала огромного напряжения физических и моральных сил. И люди трудились вдохновенно. Этого требовали фронт, Родина. В ночь на 7 января 1943 была пробита первая летка, и ослепительная струя расплавленного алюминия потекла в ковш. Люди кричали и пели, со слезами на глазах обнимали друг друга. Строители завода и алюминщики праздновали победу: крылатый металл Сибири начал свой славный путь. Разве расскажёшь, каким он был, этот самый «напряженный труд», чего он стоил систематически недоедавшим и недосыпавшим людям. Сейчас уже мало кто из них работает на ферросплавном — тем более важны и ценны их воспоминания. Василий Петрович Карнаухов, электромонтер цеха № 1: «Помню большой пустырь и наскоро сколоченный барак, и первую печь, которая вырастала прямо под открытым небом. Стены-то позже возвели — они могли и подождать — а металл как можно скорее хотели выдать. Людей поначалу мало было — кучка. Они, что твои муравьи, копошились в земле. Вручную рыли котлованы и укладывали бетон, вручную выгружали, перетаскивали и монтировали тяжелое оборудование. Едва первую печь запустили, начали строить вторую, потом третью. Каждый день после основной своей работы выходили на субботники. Наградой за ударный труд был дополнительный обед — горячее второе и 100 граммов хлеба. Вплоть до 1944 года работали мы без выходных и отпусков. Обувать и одевать почти нечего, на базаре кусок мыла 300 рублей стоил. А мы свои деньги предпочитали отдавать на постройку танков и самолетов. Висел и в нашем цехе лозунг «Все для фронта, все для Победы!». И еще один: «Горячим металлом зальем фашистам горло!». Обычно мы оставались после смены еще часа на 2—3. Разгружали вагоны, разливали только что сваренный металл и торопились отправить его на КМК, где делали кузнецкую броню. И 9 мая 1945 года наша бригада вышла на работу. Только переоделись, прибегает наш начальник смены: «Победа!». Победа, подумать только, вот она, наконец-то! Не верилось даже в такое счастье!».

Я рассказал только о трех из 55 предприятий, эвакуированных в наш

город в годы войны, не потому, что остальные менее достойны того, чтобы попасть на страницы истории, а только по одной причине: их история в Новокузнецке достойна отдельного исследования. Огромный вклад в Победу советского народа над фашизмом внесли шахтеры Новокузнецка. Так, газета «Большевистская сталь» в 1943 году писала: «Забойщик молодежного участка № 2 шахты им. Орджоникидзе Иван Безгин, участник соревнования в честь 25-й годовщины Красной Армии, с честью выполнил свое обязательство. Он достиг небывалой в тресте «Куйбышевуголь» производительности труда. За 8 часов работы в забое он выполнил норму на 1058 процентов, перекрыв все рекорды, ранее достигнутые забойщиками шахты «Байдаевская» тт. Безродных, Петровым, Самохваловым, Ляховым. Он нарубил 115 вагонов угля. Это почти вдвое больше, чем дает весь участок». В Новокузнецк были направлены значительные контингенты новых рабочих. Изо дня в день горняки набирали темпы и увеличивали добычу угля. Труженики Кузнецкого бассейна добились в 1943 году коренного перелома в работе. Добыча угля в 1943 году по сравнению с предыдущим годом выросла на 4 млн. тонн. На Кузбасс в этом году приходилось почти три четверти всесоюзной добычи коксующихся углей. В последнем военном году Кузнецкий бассейн давал почти столько угля, сколько добывалось царской Россией накануне первой мировой войны. В шахте, как на фронте, погибали люди. Техника безопасности была на низком уровне, проветривание забоев было недостаточным, выбросы метана — частыми. Шахтерам не хватало одежды, обуви, хлеба. Но удивительное дело: люди работали с энтузиазмом. Война обострила у молодых высокие чувства патриотизма и товарищества. Они жили единой сплоченной семьей. Помогали не только друг другу, не только на своем предприятии, но часто выезжали на шахты добывать уголь. Молодые шахтеры, в свою очередь, приезжали на завод, чтобы в трудную минуту оказать помощь металлургам. На основе таких взаимоотношений развивалось соревнование молодежных бригад, способствовавшее улучшению работы как угольщиков, так и металлургов. Новокузнечане стремились помочь фронту не только своим беззаветным трудом, но были готовы отдать для победы все, что имели. Эта всенародная забота о фронте, о родной Красной Армии выражалась в замечательных патриотических начинаниях рабочих и колхозников сельского Кузнецкого района. В честь первой годовщины начала Великой Отечественной войны трудящиеся города, активно помогая фронту, подписались на Государственный военный заем на 31,4 млн. рублей, внесли через денежно-вещевую лотерею — 4,9 млн. рублей, в Фонд обороны страны (деньгами) более б млн. рублей, золотом и серебром — 623 тыс. рублей, специально на танковую колонну — 157 тыс. рублей. На фронт было отправлено 3208 посылок, белорусским партизанам — 331. Трудящиеся города отчислили в Фонд обороны около 51 млн. рублей. 14 декабря 1942 года в городском театре на собрании избирателей Орджо-никидзевского (ныне Центрального) района по инициативе кузнецких металлургов было принято обращение ко всем трудящимся города об организации сбора средств на строительство танковой колонны «Кузнецкий металлург». В нем говорилось, что кузнецкие металлурги выдали много тысяч тонн металла для наших танков, силу которых познал ненавистный враг. «Сегодня мы решаем создать танковую колонну «Кузнецкий металлург» и призываем весь коллектив металлургов, всех трудящихся города включиться в это патриотическое движение. Построим танковую колонну «Кузнецкий металлург»! Это будет новым ударом по немецко-фашистским бандитам. Пусть наша родная Красная Армия беспощадно громит и уничтожает немецко-фашистское зверье, быстрее освобождает наши села, города, нашу родную советскую землю от гитлеровских мерзавцев!» Металлурги живо откликнулись на этот патриотический призыв. В мартеновских цехах № 1 и № 2 рабочие, инженерно-технические работники уже 16 декабря 1942 года постановили отчислить на колонну свой однодневный заработок. Первый мартеновский цех внес причитающиеся за октябрь 1942 года премиальные в количестве 17,5 тыс. рублей. 20 тыс. рублей отчислил второй мартеновский цех. К 18 декабря коллективы рельсобалочного цеха отчислили 2-дневный заработок, ТЭЦ- однодневный, горного управления КМК- 10 процентов месячного заработка. Молдые металлурги не только выдали тысячи тонн сверхплановой продукции, но и вносили свои скромные заработки, сдавали облигации в Фонд обороны страны. Цеха ширпотреба внесли 6 тыс. рублей, огнеупорный- 5 тыс., автобаза- 2 тыс. руб. Члены бригады № 3 обжимного цеха, кроме денежных отчислений из зарплаты отправили фронтовикам и свою спецодежду, собрали валенки, носки. Собирали также продукты из своихскудных пайков, получаемых по карточкам. За месяц (с 16 декабря 1942 года по 15 января 1943 года) трудящиеся города собрали более 4 млн. рублей. За это Верховный Главнокомандую -

щий И.В. Сталин прислал приветственную телеграмму, в которой говорилось: «Передайте трудящимся города Новокузнецка, собравшим 4 млн. 46 тыс. рублей на строительство танковой колонны «Кузнецкий металлург», мой братский привет и благодарность Красной Армии». Каждый коллектив города собирал средства на строительство танковых колонн, авиаэскадрилий и подводных лодок. Кузнечане делали все для того, чтобы рабочим и их семьям создать необходимые, элементарные условия для жизни, труда и учебы. Создавались молодежные общежития, постоянно укреплялась материально-техническая база в совхозах, постепенно улучшалось общественное питание, снабжение продуктами. Был создан детский дом для сирот, где воспитывались дети погибших воинов. Полуголодные, худенькие ребятишки здесь находили теплый кров, питание, заботливый уход, материнскую ласку. В годы войны на всех предприятиях Новокузнецка была крепкая производственная дисциплина, очень высокая активность трудящихся, особенно среди молодежи. Прогулы и опоздания, другие нарушения были редким явлением. Всех радовал энтузиазм молодежи. Более 12 тысяч юношей и девушек с заводов, шахт, отделения железной дороги за один воскресник внесли в Фонд обороны 65 тысяч рублей. Во всех районах города создавались отряды охраны . общественного порядка по 100—200 человек. Они несли охрану шахт и предприятий, оказывали содействие милиции. С первых дней войны стали приходить в Новокузнецк санитарные поезда. Привозили они с полей сражений тяжелораненых солдат. В бывших школьных классах, номерах гостиниц, институтских аудиториях стояли койки. Здесь солдаты лечились, отсюда они возвращались на фронт или шли в цеха Кузнецкого металлургического комбината, уезжали на свою родину, но для всех Новокузнецк оставался родным городом.

В солнечный августовский день 1941 года в Новокузнецк прибыл первый военно-санитарный поезд с ранеными. Тысячи людей встречали его. Новокузнецкий госпиталь выполнял функции сортировочного. Всех поступивших раненых и больных здесь распределяли по другим госпиталям. За четыре года были приняты десятки военно-санитарных поездов. Это было время бессонных ночей и тревог всего персонала. Самоотверженной работе медиков охотно помогало население и, в частности, дружины Красного Креста. Они участвовали в разгрузке поездов, дежурили круглосуточно у тяжелораненых, выступали с концертами. Неустанная борьба за жизнь раненых бойцов и командиров велась во всех госпиталях. Хирурги работали больше всех. Применялись и физиотерапевтические процедуры, лечебная физкультура. На попечении каждой сестры было до семидесяти раненых. И девушки сутками не выходили из госпиталя. Приносили больным что-нибудь домашнее и кормили из своих рук. Но не только врачи и сестры возвращали солдат к жизни. Приходили в госпиталь те, чей сын, брат или муж были на фронте, откуда приходили эти санитарные поезда. И добровольно ночами просиживали женщины у постели раненых, стирали их белье, мыли тех, кто поправлялся после тяжелых ранений. Дни и ночи трудились самые квалифицированные медики, здесь, как и всюду, забывая о сне и отдыхе. Вспоминает М. Н. Горбунова: «Были случаи когда молодых медицинских сестер, санитарок приводили в чувство после обморока, и они снова шли к раненым в палату, пропахшую лекарством». Более 70 процентов раненых после лечения в новокузнецких госпиталях возвращались на фронт. Многим воинам медики сохранили жизнь после тяжелых ранений. Медицинские сестры и санитарки давали, свою кровь для спасения жизни защитников Родины. Болью в сердце отдавалась каждая потеря. В Новокузнецке дислоцировались шесть военных госпиталей: эвакогоспиталь 1241 — в школе № 11 (ул. Воровского), школе № 25 (ул. Школьная), пединституте и его общежитии (ул. Школьная), больничном городке (площадь Победы), ресторане «Москва» (ул. Энтузиастов, 8), общежитии металлургического техникума (ул. Боровского); эвакогоспиталь 1247 — в универмаге, столовой № 10 (ул. Кирова, 23), в жилом доме (ул. Школьная); эвакогоспитали 3329 и 1242 — во Дворце культуры «Металлургов», здании «Курсов мастеров социалистического труда», школе № 1 (ул. Пролетарская), гостинице «Верхняя колония» и школе № 2 на верхней колонии, Доме отдыха «Топольники», эвакогоспиталь 3625 — в школе № 9 и школе № 90; эвакогоспиталь 4092 — в Ашмаринском доме отдыха. Война резко осложнила санитарно-эпидемическое состояние города. Но благодаря проведению ряда санитарно-профилактических мероприятий была исключена возможность возникновения эпидемий. В этом оказали большую помощь советские органы. Война явилась суровым экзаменом для медицинских работников, и они его выдержали. Валентина Ивановна Сватикова в 1940 году была назначена главврачом инфекционной больницы и лечпрофинспектором горздравотдела. Деловая, энергичная Валентина Ивановна показывала образцы дисциплины, была требовательна к себе и подчиненным. До последних дней своей жизни тяжело больная Валентина Ивановна всю любовь, все силы и знания, весь богатый опыт организаторской и врачебной деятельности отдала делу улучшения медицинской помощи. Николай Николаевич Смирнов — основоположник хирургической службы в г. Новокузнецке. С первых дней войны и по 1944 год Смирнов был ведущим хирургом эвакогоспиталя № 1241. Не одна сотня операций выпала на его долю. По 10—12 часов не отходил он от операционного стола, делая все возможное, чтобы восстановить здоровье воинов... Во время войны по проспекту Металлургов прошла железнодорожная ветка, и там, где сейчас стоит памятник Бардину, она поворачивала и шла прямо до дверей госпиталя (там до войны было педучилище). Теперь на месте, где проходила специальная ветка, разбит парк. ...Прибывают один за другим поезда с красным крестом. Не задерживаясь на вокзале, идут прямо к госпиталю № 1241. Там ждали машины из других госпиталей. Часто эшелоны с ранеными приходили ночью. Время на разгрузку ограничено — поезда не ждали. Госпитали забиты, но для раненых место надо было находить — и находили. Вспоминает А. И. Стародубцев: «Наиболее сложные, опасные операции приезжали делать самые опытные хирурги города Новосибирска». Каждый день в госпиталь приходили школьники города, читали стихи, пели, танцевали. Когда солдаты возвращались на фронт, дети делали им небольшие подарки. Кто шарф, кто рукавицы, кто кисет. Студенты СМИ много работали в подшефном госпитале. Они создали бригады в помощь обслуживающему персоналу, проводили в палатах концерты самодеятельности, лекции, беседы, читали бойцам книги и газеты. Бойцы всегда с большой радостью их встречали. Перед праздником у студенток, шефствующих над госпиталем, было много забот: готовили каждому раненому офицеру и солдату подарок. В газете «Большевистская сталь» была опубликована заметка: «Санитарная дружина студенток Сибирского металлургического института (командир дружины тов. Павловская, политрук тов. Житихина) всем составом вступили в ряды доноров. 30 студентов 5-го курса изъявили желание отдать свою кровь больным и раненым».

В музее СМИ есть портрет выпускницы 1944 года Александры Ивановой. Она не осталась в стороне от беды, которая постигла Родину, и вступила в ряды доноров. С 1941 года по 1946 год Александра Иннокентьевна Иванова сдала более 20 литров крови. Больше 100 воинов спасла она от смерти, подарила им свою кровь.

Мы на бульваре Героев. Сюда в будни и в праздники приходят новокузнечане и их гости, чтобы поклониться Героям. На черно-красной стене Памяти они читают выбитые в мраморе четкие фразы: «64 тысячи новокузнечан сражались за свободу и независимость Родины, добровольно ушли на фронт две тысячи коммунистов, шесть тысяч комсомольцев. В городе были сформированы стрелковые полки 1252-й и 835-й, 674-й, прославленные сибирские дивизии 376-я, 237-я, 22-я, дислоцировалось Виленское пехотное училище. 12460 — получили боевые награды, 52 — удостоены звания Героя Советского Союза. 29 января 1942 года в бою под Новгородом Иван Герасименко, Александр Красилов, Леонид Черемнов закрыли своими телами амбразуры вражеских дзотов. Счастье для нашего народа, что в 20—30 годы в стране было воспитано замечательное поколение молодежи, беззаветно преданное Родине. Эти молодые люди были готовы на любые жертвы и лишения, даже на смерть ради Отчизны. Они, эти юноши и девушки, составили основу наших Вооруженных Сил, вставших на защиту Отечества. Значительный вклад в священное дело Победы внесла Сибирь. На ее необъятных просторах формировались воинские части и соединения, которые сыграли важную роль в решающих сражениях второй мировой войны. Когда началась война, новокузнечане устремились в военкоматы, в горкомы партии и комсомола с просьбой направить на фронт добровольцами. Только за первый месяц войны от трудящихся поступило свыше 10 тысяч заявлений. Среди тех, кто сражался на фронтах, не щадя своей жизни, приближая великий час Победы, были секретари Новокузнецкого городского комитета партии Г. А. Говорков, И. П. Лобарев, Л. И. Константинов, секретари райкомов партии И. Г. Кожученко, А. С. Канаев, редактор городской газеты Г. А. Доронин, председатель горисполкома П. Г. Терентьев, партийные работники Ф. С. Минаков, Н. П. Бабиков, М. Г. Демидов, И. С. Афонин, секретарь горкома комсомола Владимир Оленчук, секретари райкомов комсомола Александр Сметанников, Вера Соломина. Пошли на фронт добровольцами инженер коксового цеха КМК В. Дорофеев, работник ЖКУ комбината И. Черемных, управляющий отделением Госбанка, участник гражданской войны, бывший бу-денновец Илья Дмитриевич Шаповалов и многие другие. В полном составе на своих самолетах улетели бить фашистов курсанты Новокузнецкого аэроклуба. Новокузнецкий комсомольский лыжный батальон был целиком сформирован из добровольцев — лучших физкультурников, в основном, строительных организаций. Среди них были молодые рабочие: П. А. Медведев, И. Н. Чикин, Г. И. Кузнецов, П. В. Жуков, М. Н. Родионов и другие. В конце марта — первой половине апреля 1942 года был проведен набор девушек в войска ПВО. Первым закончил мобилизацию Новокузнецкий горком ВЛКСМ. Он подобрал 175 девушек, среди которых 57,4 процента были комсомолки. Среди них были: Софья Когусова, Лена Агеева, Аня Суворова, Лида Лопарева и другие. Новокузнечане сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны и во всех родах войск. Они участвовали во всех сражениях, которые предопределили нашу Победу.

Нет возможности рассказать о всех. Поэтому остановимся на некоторых примечательных эпизодах Великой Отечественной войны.

Список использованной литературы:

1. “Новокузнецк в солдатской шинели”, А.Берлин.


  • Як створювати КУЗНЕЦЬКИЙ броньовий ЩИТ.